Больницы в Киеве вообще не готовы к коронавирусу, а частные клиники делают некачественные тесты — больной COVID-19

Больницы в Киеве вообще не готовы к коронавирусу, а частные клиники делают некачественные тесты — больной COVID-19

Коронавирус продолжает бить рекорд за рекордом в Украине. Так, по состоянию на утро 9 октября в Украине почти 6 тысяч зараженных коронавирусом за сутки. Антирекорд был зафиксирован и в Киеве — 567 новых больных за сутки.

Председатель Союза потребителей коммунальных услуг ОЛЕГ ПОПЕНКО, заразившийся коронавирусом в конце сентября, в эфире Апостроф Live рассказал о лечении коронавируса в Киеве. Сначала он был в Киевской городской клинической больнице №1 на Красном хуторе, а после того, как у него определили COVID-19, его перевезли в Киевскую городскую клиническую больницу №8 на улице Кондратюка.

— Расскажите нам все: какие симптомы и где вы могли подхватить коронавирус?

— Начнем с симптомов. В понедельник, 21 сентября я почувствовал слабость, вечером меня бросило в пот. Во вторник после обеда я уже пошел на самоизоляцию, потому что у меня кроме слабости появился тремор в руках, очень высокая потливость. Я начал самолечение, но уже в четверг понял, что мне нужно было обращаться к семейному врачу. У меня поднялась температура и не падала.

Семейный врач поставила мне диагноз трахеит и никуда меня не направила — ни на ПЦР-тест, никуда. Я считаю, что это была первая ошибка — и это привело к тем сложным процессам, которые произошли со мной.

— Вы решили тестироваться самостоятельно или все же получили от кого-то направление.

— После того, как я уже в четверг попал к семейному врачу с очень высокой температурой, я до понедельника как-то дожил. Затем я пошел на КТ, которая показала у меня двустороннюю полисегментарную пневмонию, и меня уже тогда семейный врач через электронное сообщение направил в больницу, где мне во вторник сделали ПЦР-тест.

— А дальше?

— Здесь начинается самое интересное. Когда мы прибыли в первую больницу на Красный хутор, мы все вместе лежали в палатах. Там количество заболевших пневмонией была таким, что было добавлено два отделения — травматология и неврология. Мы все лежали вместе — никто не был проверен на коронавирус. Например, у нас в палате из четырех человек трое получили положительный результат теста на коронавирус. Потом нас уже развозили по другим больницам.

— Вас тестировали в больнице?

— Да. Во вторник утром нам провели тестирование, и в пятницу в обед мы получили результаты. А так мы все вместе лежали больные в ожидании теста.

— Тестировали за счет государства или за ваш личный счет?

— Тестирование в первой больнице на Красном хуторе осуществлялось за счет государства, а лечение полностью за мой личный счет.

— А как же с обеспечением больниц?

— Больница на Красном хуторе вообще не была готова к приему больных. Медики отказывались нас обслуживать. Руководитель отделения вместе с дежурным врачом и тем, кто нас обслуживал, вообще не заходили к нам в палату. Они полностью отказывались нас обслуживать. Были только медсестры, которые ставили нам капельницы — и все.

Я с понедельника по пятницу не видел врача. Мне приходилось по четыре-пять раз в день с температурой 38 подниматься на этаж выше, ходить по больнице и искать себе или врача, или заведующего отделением.

— Расскажите, пожалуйста, об условиях в больнице.

— После того, как у меня определили коронавирус, нас в четыре утра «скорыми» перевозили в специализированные больницы. В частности, меня перевезли в восьмую больницу, которая находится на улице Кондратюка. Это было в половине пятого утра. Мы час стояли возле больницы, потому что не успевали разгружать больных. То есть я с температурой 38 сидел час в «скорой» и ждал, пока всех примут. После этого еще час мы ждали, пока нас оформят, и мы уже попали в больницу.

Больницы совершенно не готовы, не проведен ремонт в палатах в отделении травматологии. Но я могу сказать, что персонал восьмой инфекционной больницы гораздо лучше работает с людьми. Он более или менее подготовлен. Несмотря на то, что мой врач — это врач-травматолог, он действительно два-три раза в день был у нас. Постоянно медсестры у нас, постоянно люди.

Туалет в 8-й коммунальной инфекционной больницы. Киева

Само отделение совершенно не готово к тому, чтобы принимать людей. Ни центральная власть, ни муниципальная власть не подготовились для того, чтобы принимать такое количество людей, больных коронавирусом. Люди, которые работают здесь, валятся с ног. Доплату от городских властей они также получают минимальную. Чтобы вы понимали, медсестры на «скорой» получают доплату около двух тысяч гривен в месяц. А это копейки по сравнению с тем, что люди рискуют своей жизнью и лечат нас от этой страшной болезни.

— Насколько были обеспечены средствами защиты медики в тех больницах, где вы были?

— Врачи обеспечены защитой, они все в специальных костюмах, в защитных масках. Здесь проблем нет ни в одной, ни в другой больнице. Все они защищены и полностью были в костюмах.

Но подняли важный вопрос тестирования. Я вам расскажу такую историю: когда мы лежали в больнице на Красном хуторе в Дарницком районе, вместе с нами лежал молодой человек. На руках у него уже был негативный результат ПЦР-теста, но при этом последние 5-7 дней у него была температура 39,9. После этого в больнице ему сделали дополнительный тест, который показал COVID-19. Фактически человек получил некачественный тест в частной клинике, что привело к очень серьезным проблемам со здоровьем. У него сатурация была меньше 70, и он до сих пор лежит на кислородной помощи.

Проблема, которую вообще никто не принимает во внимание, — это качество проведенных ПЦР-тестов на COVID-19. Кто за это отвечает? Фактически нет ответственности частных клиник за то, что они некачественно делают эти тесты.

— Один из ваших последних постов в Facebook касался воды. Расскажите, пожалуйста, подробнее.

— Смотрите, одним из главных элементов лечения воспаления легких является то, что нам нужно пить очень много воды. Я хочу обратить внимание на то, что в больницах, где я был, вода вообще отсутствует. То есть человек должен пойти купить себе воды, как это было на Красном хуторе. Человек должен был спуститься на первый этаж и купить себе воду. Отсутствуют обычные кулеры по 900 гривен и бак воды за 40-50 гривен, где больной человек может набрать воды себе и лечиться.

Киевская городская клиническая больница №8

— Вообще передвижение больных как-то ограничивается или они ходят, где захотят?

— В первой больнице в Дарницком районе вообще никто никого не ограничивал. Все больные — с вирусом или без него — ходили по больнице. В восьмой инфекционной больнице такое запрещено. Мы никуда не передвигаемся, ограничен выход даже за пределы этажа, и мы практически находимся здесь на закрытой территории.

— Говорят, что больные недисциплинированные. Как они реагируют на замечания?

— Очень сложно. Очень многие люди не носят маски, очень многие люди считают, что если они уже попали в больницу, то могут ходить здесь без маски. Это огромная проблема медицинской культуры людей, и это действительно очень серьезная проблема, на которую мало кто обращает внимание.

В первой больнице никто не обращал внимание на людей, там все равно было: с масками ходили люди или без.

В восьмой больнице — здесь инфекционная больница — персонал постоянно общается с больными, делают им замечания, чтобы они ходили в масках постоянно.