Шерифы на рельсах. Как работает новая охрана ночных поездов

Шерифы на рельсах. Как работает новая охрана ночных поездов

В ночных поездах появилась военизированная охрана. Как это работает – в репортаже РБК-Украина.

Ночью 1 августа в поезде «Мариуполь – Киев» преступник избил и пытался изнасиловать пассажирку, которая ехала в купе со своим маленьким сыном. Женщине удалось вырваться и убежать с ребенком. Этот случай вызвал серьезную дискуссию о безопасности в ночных поездах.

В ответ УЗ запустила пробный проект по военизированной охране. С 25 августа в десяти составах работают патрули, присматривающие за пассажирами ночных поездов. Корреспондент РБК-Украина отправился в ночной рейс на поезде Киев-Львов, чтобы увидеть работу новых «шерифов».

Некоторое время УЗ продавала меньше билетов на поезда, чтобы дать пассажирам возможность соблюдать социальную дистанцию из-за пандемии коронавируса. Меньше пассажиров – меньше и дебоширов. Когда от этого ограничения отказались, старые проблемы вернулись вновь.

Зачастую речь идет о пьяных выходках пассажиров. В заголовках медиа за последний месяц можно найти и драки с поножовщиной, и угрозы начальнику поезда, и даже попытку задушить проводника.

Раньше в УЗ уже действовала транспортная полиция, ее распустили в 2015 году. А военизированная охрана, основанная в 1921 году, занималась безопасностью железнодорожных грузов. Со временем к ней под опеку также перешли помещения, мосты, тоннели, пожарные поезда. Теперь в этот перечень добавили пассажиров десятка ночных поездов.

С момента запуска ночных патрулей в поездах особых происшествий пока не случалось. Только дважды поездные бригады обращались за помощью – пьяные пассажиры намеревались прорваться на посадку, но в вагоны их не пустили. Их «коллега» пытался прокатиться на сцепке между вагонами. Его посадили в тамбур под охрану и передали полиции на следующей станции.

В «Укрзализныце» утверждают, что после того, как в ночных поездах появилась охрана – количество нарушений снизилось. При этом, добавили в ведомстве, за это время «шерифам» ни разу не пришлось применять спецсредства.

Новую военизированную охрану на вокзале найти несложно. Среди обычных людей на платформе в глаза сразу бросаются двое мужчин в форме цвета хаки с дубинками и наручниками на поясе. За полчаса до отправления у них начинается основная работа: сначала охранники проходятся по платформе у вагонов. Здороваются с проводниками, спрашивают все ли хорошо. После отправления начинают патрулировать вагоны.

В купе заходить нельзя, но через открытые двери охранникам все видно. Сам вид серьезных мужчин в форме, патрулирующих вагоны, должен впечатлить пассажиров и уберечь особо рьяных от необдуманных поступков. По крайней мере, именно так полагали в УЗ, возвращая охрану в поезда.

Каждый раз, чтобы перейти из одного вагона в другой, нужно открыть шесть дверей: три в одном вагоне и еще три – в следующем. В среднем в пассажирском поезде около десяти-пятнадцати вагонов. Открыть-закрыть двери – это основной ритм и движение всего патрулирования.

По нормативу УЗ, поезд нужно патрулировать раз в два часа. Но вечером охранники появляются в вагонах гораздо чаще. Когда большинство пассажиров засыпает, у них появляется возможность передохнуть.

Охране в поезде полагается служебное купе. Пока пассажиры спят, здесь можно поговорить о работе. Старший из охранников, Степан, рассказывает, что в основном приходится иметь дело с пьяными и теми, кто курит в поезде, несмотря на запрет.

– Обычно «доброго слова» хватает. Мы вызываем больше страха, чем проводник, так что люди слушаются. Но за первые несколько недель работы в поезде был случай, когда пришлось применить силу. Явно пьяный пассажир хотел сесть в поезд. Проводница пыталась объяснить, что по правилам ему нельзя ехать. Но он начал силой отталкивать ее, чтобы зайти. Только наше физическое вмешательство успокоило его, – рассказывает Степан.

Начальник поезда Василий Батиг хвалит нововведение: считает, что военизированная охрана для таких поездов – это правильно.

– Бывали случаи когда я, как начальник поезда, приходил и делал замечания, а на них мало обращали внимания. А с охраной и мои слова становятся весомее, потому что я могу вызвать «подкрепление». До военизированной охраны было очень тяжело, особенно с пассажирами, которые распивали спиртные напитки и курили. Они могут просто послать, – вспоминает Батиг.

Говорит, что в таких случаях, когда охраны на рейсе нет, приходится звонить «102». Наряд полиции подсаживается в поезд на ближайшей станции и решает проблему.

– Но пока доедешь до этой станции бывало и тяжело, и страшно. Доходило до того, что применял силу. И разбирательство с полицией занимало минимум 20 минут, – объясняет начальник поезда.

По приезду во Львов нас встречает начальник смены – Андрей Маланюк. Он тоже считает, что нововведение правильное, но признает, что есть проблема с кадрами. Для охраны пассажирских поездов новых людей не наняли, приходится «перекидывать» сотрудников с охраны грузов и объектов. А служба, по его словам, и так испытывает постоянный кадровый голод.

– Никто не хочет идти работать за 8000 гривен, когда через 80 километров есть Польша с зарплатой в 1000 долларов. Единственное, что спасает, это график работы – сутки через трое. Можно еще где-то подрабатывать, – уточняет Маланюк.