ДЕЛО «2 МАЯ». ПОЧЕМУ ОДЕССКИХ «ВАТНИКОВ» ДОЛЖЕН СУДИТЬ АНТИСЕПАРАТИСТСКИЙ СУД

ДЕЛО «2 МАЯ». ПОЧЕМУ ОДЕССКИХ «ВАТНИКОВ» ДОЛЖЕН СУДИТЬ АНТИСЕПАРАТИСТСКИЙ СУД

Финальный аккорд суда над организаторами «русской весны» в Одессе, унесшей жизни 48 человек, выглядит как откровенная антиукраинская диверсия и приговор всей правоохранительной системе Украины.

В понедельник, 18 сентября, Черноморский суд огласил приговор 19 пророссийским активистам, обвиняемым в организации массовых беспорядков, которые привели к смерти людей, оправдав всех обвиняемых «в связи с недоказанностью обвинений». Обвиняемых, большая часть которых более трех лет провела в следственном изоляторе, суд постановил освободить прямо в зале суда. Правда, сразу же после освобождения СБУ и прокуратура начала задерживать одесских сепаратистов повторно, в этот раз по обвинению в посягательстве на территориальную целостность государства, что несколько скрасило гнетущее впечатление от происходящего, пишет ДС.

Как бы там ни было, процесс над одесскими «сепарами» неминуемо поднимет в стране бурю народного возмущения, способную потенциально перерасти в новые беспорядки в Одессе и попытки линчевания любителей «русского мира» и черноморских судей. Собственно, проукраинские активисты в Одессе уже сегодня напомнили суду о своем присутствии и, так сказать, «народном контроле», организовав под судом столкновения с полицией.

И пока возмущенная общественность размышляет, как это могло получиться и кто в этом виноват, детально разбирая обстоятельства дела и собранные доказательства, мы попытаемся поделиться отдельными наблюдениями и размышлениями на сей счет, никоим образом не претендуя на исчерпывающую полноту.

Во-первых, бросается в глаза риторика Черноморского суда. Она балансирует где-то на грани между риторикой «Оппоблока» и откровенно «ватной». Фразы типа: «сторонники федерализации», «обвиняемые не устраивали массовых беспорядков, а, напротив, пытались защитить население», «содержание под стражей активистов Куликова поля, например Евгения Мефёдова, может свидетельствовать о намерении сломить его волю» какой-то другой трактовки не предполагают. После подобной риторики суда оправдательный приговор уже не выглядит чем-то странным и удивительным. И выглядит так, что судьи симпатизируют обвиняемым и исповедуют те же антиукраинские ценности.

Во-вторых, суд неоднократно упрекал следственные органы в том, что сторона обвинения не предоставила никаких приемлемых доказательств вины подсудимых, то есть сработала откровенно плохо, дескать, все вопросы к следствию, а мы тут ни при чем. И, как это ни печально, в данном случае судьи вполне могут иметь основания так утверждать. Для украинской правовой системы, где суды всегда были филиалом прокуратуры и исчезающе редко кого-либо оправдывали, не слишком напрягаться во время следствия, а если и напрягаться, то лишь выбивая признание, уже стало привычкой. Да и возможность некоего саботажа со стороны следствия совсем исключать тоже, наверное, нельзя.

То, что оправданные сепаратисты, хотя бы их часть, провели на свободе очень недолго, это, конечно, хорошо, но нет никакой гарантии, что следующий суд не окажется таким же, как и сегодняшний, а новое следствие не окажется таким же беспомощным. Так что глобальная проблема никуда не девается.

Сейчас в Украине много говорят о необходимости учреждения специальных антикоррупционных судов, дескать, только так в условиях прогнившей и тотально продажной судебной системы можно бороться с коррупцией. Похоже, антикоррупционные суды могут потягаться в актуальности со специальными антисепаратистскими судами или спецсудами по делам о государственной безопасности. Дело тут не в названии. Ведь как минимум странно, что одесских пророссийских активистов, организовавших в городе кровавую баню и поставивших Одессу на грань превращения в русскомирского уродца вроде «ДЛНР», судили почти дома — там, где сильны пророссийские настроения, в том числе и среди судей. Наверное, было бы правильно, если бы всех этих ребят, а вместе с ними и сепаратистов из Славянска, Краматорска, Харькова и других регионов с повышенной сепаратистской опасностью, судил специальный суд, где гарантировано не могло бы быть людей с «ватными» взглядами, а следствие вели бы специально отобранные люди, понимающие государственную важность своей работы.

Разумеется, специальные суды — это несколько странный выход из ситуации, ведь любой суд от районного до Верховного должен быть и антикоррупционным, и антисепаратистским, и антипреступным, что совершенно очевидно. Но пока возможно то, что произошло сегодня в Черноморске, идея о специальных антисепаратистских судах совсем не выглядит странной. В любом случае это лучше, чем суды Линча.

Related posts