ЛИКБЕЗ ДЛЯ ЗЕЛЕНСКОГО. ПОЧЕМУ ОТСУТСТВИЕ ПРОИЗВОДСТВА НОВЫХ ТАНКОВ — ЭТО ПРАВИЛЬНО

ЛИКБЕЗ ДЛЯ ЗЕЛЕНСКОГО. ПОЧЕМУ ОТСУТСТВИЕ ПРОИЗВОДСТВА НОВЫХ ТАНКОВ — ЭТО ПРАВИЛЬНО

Шок, испытанный президентом Владимиром Зеленским от того, что Харьковский завод им. Малышева с 2009 г. выпустил только один танк для ВСУ, свидетельствует лишь об одном — глава украинского государства не слишком сведущ в производстве танков.

В шок главу государства, напомним, повергла информация, полученная при посещении завода им. Малышева в Харькове. Особенно шокирующей эта информация оказалась на фоне факта, что в советские времена предприятие выпускало 900 танков в год. То есть какую-то информацию президенту озвучили, но детально ситуацию не прояснили. Однако очень жаль, что в окружении президента не нашлось грамотного человека, который перед поездкой смог бы дать дельные советы и рассказать о реальном положении вещей. Ведь ничего удивительного в том, что Зеленский, не имевший к оборонной промышленности до последнего времени никакого отношения, не знает чего-то о современной ситуации в производстве бронетехники, а вот то, что его в полной мере не ознакомили с ситуацией, настораживает.

На самом деле ситуация с танковой промышленностью в Украине не такая уж плачевная. И для того, чтобы это понять, надо взглянуть немного шире.

Примерно к началу нулевых военные специалисты во всем мире пришли к выводу — развитие танков подошло к пределу возможностей техники. Устанавливать новую пушку и усиливать броню без увеличения общей массы (и значит, резкого ухудшения мобильности и возможностей на поле боя) уже нельзя. Поэтому было решено сосредоточиться на таких решениях, которые бы не влияли на общую массу и другие важные характеристики, как то проходимость и маневренность. В итоге сосредоточились на совершенствовании боеприпасов, систем управления огнем, улучшении условий наблюдения из танка. Причем самое главное — модернизация не касалась корпуса танка.

Мало того, к тому времени изменились и подходы к использованию танков в боях — фактически отошли от идеи танковой армады и сосредоточились на модернизации существующего парка. Поэтому постепенно даже ведущие государства стали отказываться от производства новых танков.

И как итог — Великобритания с 2009 г. не получила ни одного Challenger 2, Франция не производит новые танки с 2010 г., Италия вообще с 2002 г. Даже довольно-таки агрессивная Россия не делает новые танки для своих Вооруженных сил с 2011 г. Эксперимент с «Арматой», как все помнят, оказался полностью провальным.

Фактически ныне производством танков озабочены только Индия, Пакистан, Япония, обе Кореи, Китай и Израиль. Притом что эти страны либо не имеют доступа к новым технологиям, либо готовятся к масштабным войнам.

Украина, что касается танкового парка, оказалась в очень хорошем положении. После распада Союза Украине досталось без малого 6500 танков различных типов: Т-55, Т-62, Т-64, Т-72, Т-80. За время независимости что-то продавалось за рубеж, что-то списывалось. Тем не менее на весну 2014 г. на вооружении ВСУ было 10 танков Т-84 «Оплот» и 1100 Т-64, из которых 76 модернизированы до уровня Т-64БМ «Булат». Еще до 650 Т-64, а также до 273 Т-80 и до 474 Т-72 находились на хранении.

Уже в ходе боевых действий на Донбассе в строй поставили кроме стандартных Т-64 еще Т-72 и Т-80. Потери в ходе войны и опыт заставили заняться модернизацией имеющегося танкового парка. Тем более что возможности для этого были.

В итоге на свет появились такие модификации, как Т-64БВ образца 2017 г., Т-72АМТ и некоторые другие. Долгое время в военной и околовоенной среде велась дискуссия о начале производства в Харькове современного танка «Оплот», который формально состоит на вооружении ВСУ с 2009 г. и массово поставлялся в Тайланд.

Однако, когда посчитали, оказалось, что за цену модернизации 10 танков Т-64БВ можно купить только один танк «Оплот». Причем по своим характеристикам модернизированный танк почти не уступает новопостроенному. Так, в ходе модернизации полностью обновлена система динамической защиты — вместо устаревшего «Контакта» стали устанавливать отечественный «Нож», установлены новые радиостанции, модернизирована система управления огнем и многое другое. И что самое главное — при их модернизации используются компоненты, узлы и детали исключительно отечественного производства с долей западных, но без российских.

В условиях войны такой выход оказался наиболее правильным — армия остро нуждалась (и нуждается) в танках. Причем в танках на передней линии. И ждать, когда выделят деньги и харьковчане построят танки (а производственный цикл одного образца составляет девять месяцев!), просто неправильно и нелогично. Однако даже выделение достаточно больших средств и постройка новых танков не повысит боеспособность армии в целом. Ведь в итоге в ходе боевых действий их эффективность окажется на одном уровне.

Мало того, бронекорпуса, которых в Украине более чем достаточно, не подвержены старению, как, например, фюзеляжи самолетов и вертолетов. Поэтому не использовать их в дальнейшем просто неправильно. А деньги, на которые предполагается купить новые танки, гораздо эффективнее и правильнее пустить на разработку и производство новых боеприпасов (а наработки в отечественном военпроме уже есть), дальнейшую модернизацию системы активной динамической защиты, системы управления огнем.

Так что Владимиру Александровичу можно выдохнуть и отойти от шока, ничего страшного с танкостроением не происходит, что, конечно же, не означает отсутствия системных проблем в оборонном ведомстве. Наоборот — оборонное производство сейчас в кризисе, но это несколько другая история.