ПОМПЕО НА ПРОВОДЕ. ПОЧЕМУ В ОМАН, МИСТЕР ЗЕЛЕНСКИЙ?

ПОМПЕО НА ПРОВОДЕ. ПОЧЕМУ В ОМАН, МИСТЕР ЗЕЛЕНСКИЙ?

Госсекретарь США Майк Помпео звонил Владимиру Зеленскому, чтобы понять, что тот делал в Омане.

Птичка на хвосте принесла весть, что в Вашингтоне немало удивлены и даже озабочены телодвижениями первого лица Украины — поездкой Владимира Зеленского в Оман. По крайней мере об этом говорит дипломат и экс-замглавы Администрации президента Константин Елисеев. В эфире «Прямого» Елисеев сказал, что разведка США была «сбита с толку», его «американские коллеги были немного озадачены этим визитом», а «одной из мотиваций звонка госсекретаря Помпео президенту, как он тогда находился в Омане, было даже просто выяснить, что он там делает». Враки все, он-то на Петра Порошенко работал, скажете вы. Да, работал. Да, пристальное внимание предыдущей власти к действиям новой, которая обещала быть во сто крат лучше, имеется.

И все же. Все это не исключает того, что в округе Колумбия на самом деле возникли вопросы к президенту страны, являющейся одним из ключевых партнеров США вне НАТО. Потому как вряд ли на Банковой не знали о ликвидации генерала Касема Сулеймани и гарантированной эскалации в регионе. И это без учета того, что в Йемене, который сосед Омана, борьба между иранскими прокси и возглавляемой Саудовской Аравией коалицией не утихает. Да и в Ормузском проливе неспокойно по-прежнему. Потому-то в США, крайне пристально следящих за ситуацией в регионе, и озадачились пребыванием там Владимира Зеленского. Тем более что его пресс-служба заявила, что не отдых это, а работа.

Мысль не новая, но все же стоит ее еще раз озвучить: да, поехал Зеленский отдохнуть. Глупо отрицать, что устал. Работа нервная все-таки. Поехал — ну и ладно. Тем более и деньги имеются, бизнес успешный. Вопрос в том, зачем, собственно, было превращать отпуск в рабочий визит. Не по той ли причине, что в ОПУ опасались «ответки» за отдых Порошенко на Мальдивах, стоивший ему немалой части рейтинга и (с некоторой натяжкой) президентского кресла? Такой же по масштабам и с тем же обилием кварталовского юмора? Не потому ли, что некоторые, например «слуга» Александр Дубинский, писали, что президент воюющей страны не имеет морального права лететь на Мальдивы?

Так и Зеленский же, вроде, не Порошенко? На этом, среди прочего, строилась его избирательная кампания. И миротворец, опять же. В общем, Al Bustan Palace Ritz-Carlton Hotel Зеленскому простили бы в итоге. Да, припоминали бы и припоминали, собственно, Мальдивы те, кого на нынешней Банковой именуют «порохоботами». Ну, погудели бы. Но куда тише, нежели сейчас — после ненужной вовсе попытки уберечь гаранта от ответной критики.

Безусловно, событие, придавшее красок этому объяснению турне в Оман, в Офисе президента вряд ли могли предсказать. Кто бы мог подумать, что в Иране, чьего куратора «ихтамнетов» американский беспилотник ликвидировал несколькими днями ранее, будут стрелять по пассажирскому самолету, правда? Без шуток. Какие уж тут шутки… Однако все это не снимает вопросов к президенту и его команде, как и подозрений и домыслов, которые строятся вокруг полетов предполагаемого бизнес-джета Виктора Медведчука в Мускат и Москву и места пребывания президента 8 января. Нет в принципе ясности, чем конкретно глава государства был занят в период после того, как стало известно о крушении «Боинга» компании МАУ.

Хотя эту ясность мог обеспечить сам Зеленский. Просто представим: президент на праздники отправляется отдыхать с семьей в пресловутый отель в Омане. Немного тревожится из-за возможной критики и упоминаний Мальдив, но Банковая решает следовать главному правилу пиара — не скрывать негатив, а пытаться его выкрутить в выгодную для себя плоскость. То есть в ОПУ не ищут лихорадочно, с кем бы состряпать рабочую встречу, а подтверждают: да, президент отдыхает с семьей в Омане. Устал и все такое.

И тут Иран сбивает украинский самолет. Как следовало бы поступить? Не писать «страшно», а раз уж Зеленский любит такой «ламповый» (поближе к народу) формат, то как можно быстрее «запилить» в соцсетях срочное видеообращение, снятое на телефон в номере или лобби отеля. Вот так сразу на ходу: «Как вы знаете, я в Омане, но случилась ужасная трагедия. Я уже пакую чемоданы, за мной вылетает президентский борт, и я мигом домой. Все ведомства активизировались, дипломаты общаются с Тегераном и т. д». Президент четко показывает, что держит руку на пульсе. Прилетает в «Борисполь», встречается, опять-таки на ходу, в рамках короткого брифинга, с журналистами, рассказывает, что известно и что в принципе может рассказать на данный момент и едет в офис. Все.

Что мы увидели вместо этого? Владимир Зеленский в соцсетях отреагировал быстро. Но, понятное дело, что без видеообращения, поскольку стараниями пресс-службы его то ли отдых, то ли визит превратился в горячий пирожок с фотожабами. Фактически президента визуально нет… И четыре поста в течение дня, не учитывая графических промахов со свечой на обложках в Facebook президента и его спикера, этого не отменяют.

В Киев Зеленский вернулся почти через сутки непонятно как. Точнее, понятно, каким образом — на чартере, но по-прежнему непонятно, почему чартером-то. Почему не президентским самолетом, который должен в случае необходимости через полтора часа быть в воздухе? Посчитаем: 90 минут на вылет, около трех часов на полет, час на предполетную подготовку, еще три часа на полет. Итого: 8,5-9 часов — и президент дома.

Если даже взять точкой отсчета первый пост в Facebook, то к трем-четырем часам дня Зеленский был бы в Украине. Но он почему-то, по данным СМИ, вернулся 9 января в 2:37. Очень оперативно — менее чем через час — уже началось рабочее совещание на Банковой. Но чем президент занимался прошедшие сутки? Слухи о посещении Москвы перед тем, как чартер сел в «Жулянах», в общем-то игнорируются. Понятное дело, что президент, ОПУ, МИД и прочие ведомства в мыле: совещание за совещанием, международные звонки. Но вопрос затянувшегося возвращения домой остается актуальным, особенно, если речь идет о своеобразном транзите через столицу государства-агрессора.

Банковая делает то, что она делает. Сделала надпил на суку и не смогла вовремя отложить ножовку. Первая кризисная ситуация такого масштаба во всей красе явила проблемы в организации работы. Как результат — шквал критики не стихает сразу по нескольким направлениям: непонятный формат поездки, способ возвращения, чрезмерная осторожность в реагировании на факт крушения самолета, покуда партнеры сыплют прямыми обвинениями в адрес Тегерана. И эти же партнеры прямо спрашивают: «Мистер президент, если позволите, а что это у вас за странная поездка в Оман была? Ваша пресс-служба говорит, что рабочая, а не отдых. Кто же дал маху-то, собственно говоря?».

На выходе получается, что одна коммуникационная оплошность если не привела, то обусловила дальнейшие «медиаямы» и сложности в диалоге с ключевым союзником. И ведь беда не только в том, что Вашингтон был озадачен таким поведением. Беда в том, что это еще один кирпичик, формирующий в целом отношение и представление о нынешнем президенте Украины и его окружении, об их профессионализме и о способности решать действительно серьезные проблемы. Причем в первую очередь речь о представлении не для электората, а для иностранных коллег и партнеров — то есть, собственно, тех, кто делает международную политику. Все фиксируется. Что важно, потому как война на Донбассе не завершилась, а Крым все еще оккупирован.

Related posts