Тыловые крысы. Почему Рим стал вторым тылом ОРДЛО

Тыловые крысы. Почему Рим стал вторым тылом ОРДЛО

Как России удалось превратить Италию в своего союзника в войне с Украиной и что следует предпринять Киеву?

Арест в Болонье украинского бойца, произведенный по заведомо абсурдному обвинению, был предсказуем еще год назад. Персоналии, разумеется, могли варьироваться, но сам арест стал всего лишь закономерным развитием ситуации. Следом за арестом с той же железной закономерностью последует очередная кампания по дискредитации Украины, осуществляемая итальянскими СМИ, пишет ДС.

Очередная — потому что такие кампании уже стали в Италии частью постоянного информационного фона. Худшее, что может сделать Украина, — это отнестись к аресту своего добровольца как к досадной случайности и воздержаться от решительных и резких ответов. А худшая из возможных украинских иллюзий — надежда на то, что Италия «не вся такая», что она не является союзником России и не поддерживает — притом системно и на всех уровнях — российскую агрессию против Украины. Очевидно, настала пора озвучить это прямо, обобщив весь массив фактов. А озвучив — предпринять все шаги, необходимые в отношении страны, ставшей союзником агрессора.

Что произошло?

30 июня полиция Болоньи арестовала украинца Виталия Маркива по подозрению в убийстве фоторепортера Андреа Роккелли вблизи г. Славянска в мае 2014 г. Обвинение выдвинуто прокуратурой города Павия. Желающие могут прикинуть на карте расстояние от Павии до Славянска и оценить компетентность итальянских прокуроров.

Виталий Маркив. В настоящее время Маркив — сержант-контрактник Национальной гвардии, замкомандира взвода батальона оперативного назначения имени Героя Украины генерала Сергея Кульчицкого. В Италию он приехал в отпуск, навестить проживающую там мать. Ранее Маркив долгое время жил в Италии и имел итальянское гражданство. Это и дало итальянской стороне формальную возможность не пускать к нему украинского консула. Маркива содержат в тюрьме в 50 км от Милана — подальше от украинских консульских работников. Известно, что ему предоставили государственного адвоката, но он отказался от его услуг и требует встречи с украинским консулом.

В 2013 г. Маркив приехал в Киев и был участником Евромайдана, а затем воевал в составе добровольческого батальона, вошедшего в дальнейшем в состав Национальной гвардии. В этот же период он восстановил свое украинское гражданство. Но, по всей вероятности, не отказался и от итальянского. А возможно, и отказался — по этому вопросу нет полной информации.

Андреа Роккелли. Итальянский фотограф Андреа Роккелли и его российский переводчик Андрей Миронов были убиты 24 мая 2014 г. под Славянском. Там же был ранен французский журналист Уильям Рогелен. Ранее Роккелли в качестве фотокорреспондента побывал в Чечне, Кыргызстане, Тунисе, Ливии, Афганистане, Алжире. Его материалы публиковали газеты «Монд», Foreign Policy, «Новая газета», «КоммерсантЪ», Züricher Zeitung. В течение нескольких месяцев он освещал события на Майдане — его фотографии и тексты публиковались в режиме реального времени на сайте его ассоциации Cesura-Lab.

Обстоятельства появления Роккелли под Славянском довольно туманны. Очень многое указывает на то, что он прибыл с российской стороны, незаконно перейдя украинскую границу, а украинские следователи деликатно закрыли глаза на этот неловкий момент. Если это так, то самое время вытащить его на свет. Зато наверняка известно другое: Роккелли, Миронов и Рогелен появились рядом с украинской колонной, заблокированной на мосту вместе с группой Russia Today. Ну а творческий стиль Russia Today — заказывать обстрелы с трупами заранее, с тем чтобы первыми отснять еще дергающиеся тела — общеизвестен. Судя по всему, Роккелли и Миронова как раз и спланировали убить «на камеру». Рассказ выжившего Рогелена столь же беден на факты, сколь и богат на эмоции Но и Рогелен признает, что украинская сторона в него не стреляла — стреляли пророссийские боевики. Тела Роккелли и Миронова были перевезены в Славянск, контролируемый на тот момент террористами. То есть говорить о материалах вскрытия, заслуживающих доверия, не приходится. Но судя по большинству источников, они погибли от осколочных ранений в результате минометного обстрела.
При этом украинская сторона заявляет, что в момент гибели Роккелли (на Миронова, ясное дело, всем было наплевать, и о нем мгновенно забыли) ее минометов в том районе не было. А украинская Генпрокуратура предоставила итальянским коллегам протоколы допросов свидетелей, результаты экспертиз и прочее — так, во всяком случае, утверждает замгенерального прокурора Евгений Енин.

Общий фон

Начиная с 2014 г. Италия на всех уровнях открыто выступает адвокатом российских агрессоров и террористов из ЛДНР. Вот очень краткая подборка фактов, приводимая в качестве примеров такой поддержки. Полное исследование итальянской поддержки российской агрессии против Украины вылилось бы в приличной толщины брошюру. Которую, к слову, было бы совсем не грех издать и распространить в Европе.

Итак:
— МИД Италии последовательно, раз за разом, выступает за снятие санкций с России. Италия — один из активнейших адвокатов России в ЕС, и эта позиция остаётся неизменной с начала агрессии и до настоящего времени.

— Итальянские политики постоянно посещают оккупированный Крым. История с Путиным и Берлускони, распивавшими в Массандре украденные у Украины коллекционные вина по цене $50 тыс. за бутылку, — самая известная, но далеко не единственная и, по большому счету, не самая значимая. Итальянские бизнесмены в обход санкций прямо инвестируют в оккупированный Крым. Десятки парламентариев и бизнесменов из Италии постоянно бывают в Крыму, выступают с публичными заявлениями, оправдывающими российскую оккупацию, итальянские строительные компании заключают контракты с оккупационной администрацией Крыма и осуществляют варварскую застройку, уничтожающую крымскую природу. Итальянские депутаты — целых 18 штук из пяти регионов Италии: Венето, Лигурии, Ломбардии, Тосканы и Эмилио-Романьи — аплодировали открытию памятника «вежливым людям», да-да, того самого, где «вежливый» путинский зоофил насилует кота, и орали «Viva Crimea!» с тем же энтузиазмом, как их деды орали «Viva Duce!» во времена Муссолини. Весь этот праздник итальянской жизни происходит при молчаливом одобрении правительства Италии.

— Итальянское государственное телевидение постоянно транслирует абсолютно антиукраинские сюжеты с Донбасса. Вот пример.

Это новостной выпуск на телеканале Rai 2 — втором канале государственной телерадиовещательной корпорации Rai. Навскидку таких примеров на разных итальянских каналах можно найти в Ютубе как минимум сотню, но нужно знать итальянский язык, а этот ролик снабжен русскими субтитрами. Иными словами, итальянское государственное телевидение стало, по сути, рупором пропагандистов ЛДНР и постоянно промывает мозги своих зрителей антиукраинской пропагандой.

— Не менее ста (вероятно — значительно больше) итальянских наемников воюют на Донбассе в рядах террористов. Они почти не скрываются и открыто постят свои фото и рассказы в соцсетях. Вербовку боевиков, а также организацию их транзита на Донбасс осуществляет организация Donbass International Forum, открыто работающая в Италии.
Наемничество в Италии является уголовно наказуемым преступлением. Но итальянская прокуратура — та самая, которая инициировала арест Виталия Маркива, демонстративно не замечает этих наемников. Она не замечает их настолько нарочито, что можно говорить о прямой поддержке донбасских террористов, осуществляемой на уровне итальянского правительства. То есть ровно на таком же уровне, как и в России.

— Две итальянские рок группы: Giorni Anomali и Banda Bassotti постоянно гастролируют в ЛДНР, а в свободное от гастролей время выступают в Италии с концертами «в поддержку Донбасса», по сути, вербуя будущих боевиков, которые затем выходят на контакт с Donbass International Forum.

На этом мы, пожалуй, прервемся. Приведенных фактов достаточно, чтобы продемонстрировать масштабы итальянской поддержки войны против Украины, осуществляемой на всех уровнях итальянского государства и общества. Италия, по сути, стала «вторым тылом» ЛДНР — европейским тылом. К слову, в этом тылу собираются и немалые средства на поддержку донбасских террористов, но это тоже не вызывает интереса итальянских прокуроров. При всем огромном размахе деятельности в поддержку террористических формирований ЛДНР, осуществляемой на территории Италии, итальянская прокуратура не завела ни одного дела по этому поводу.

Почему так вышло?

Причин, по сути, две, и они тесно взаимосвязаны. Эдакое сочетание свойств итальянского национального характера и итальянской истории.

Первая причина — абсолютная продажность всех итальянских властей и политиков, На всех уровнях. Приверженность Италии режиму Путина опирается на личные меркантильные интересы множества политиков, предпринимателей, коррумпированных чиновников.
Здесь уместно обратиться к итальянской истории. Не стоит думать, что итальянская мафия, сотрясавшая страну в 70-х, была побеждена. Итальянская мафия, по сути, была формой протеста тех, кто не был допущен к чиновничьей коррупционной кормушке, но было достаточно дерзок, чтобы потребовать свою долю. Мафия прямо произрастала из итальянского социума и его системы ценностей, описанной американским социологом Эдвардо Банфилдом в книге «Нравственные законы отсталого общества». Книга доступна в Сети — правда, только на английском, а вкратце эти законы изложены тут.

Так вот, с 1955 г., когда Банфилд проводил свои исследования в маленьком городке Кьярамонте, ничего в Италии не поменялось. Мафия не была побеждена. Ее невозможно было победить, поскольку само общество Италии ее непрерывно и неизбежно воспроизводило. Она была институализирована в итальянское общество — с посадкой небольшого числа недостаточно отзывчивых на веяния времени боссов и особо запятнанных убийствами боевиков.

Но кровь и страх — лишь побочные продукты мафии. Ее главный принцип — всеобщая коррупция, сплачивающая общество, и этот принцип сохранен в Италии в полной мере. Он очень удачно лег на корпоративизм, некогда насаждаемый Муссолини.

Покойный дуче до сих пор популярен в Италии, избежавшей в отличие от Германии программы дефашизации — вот вам и вторая причина. В сумме это дает максимально криминализированное общество, в котором писаные законы вообще мало что значат, а все решают личные связи и договоренности.

Иными словами, итальянское общество максимально приближено к российскому. Они социально близки. Италия — притом, на всех уровнях — просто не может не быть союзником путинской России.

Взгляд на дело Маркива-Роккелли с учетом итальянской специфики и украинских ошибок

Очевидно, что при нормальном рассмотрении дела его расследование должны были вести как украинские, так и итальянские следователи.

Должен был быть поставлен вопрос о том, каким образом Роккелли вообще появился на месте своей гибели, насколько законными были его действия и может ли в связи с этим украинская сторона нести какую-либо ответственность за его смерть.

Иными словами, виновными в смерти Роккелли с самого начала должны были быть признаны террористы. Никакие иные версии в рамках совместного расследования не должны были рассматриваться вообще, а любая попытка итальянской стороны ввести их в рассмотрение должна была жестко пресекаться — вплоть до полного прекращения любого сотрудничества.

Столь же жестко должны были отсекаться попытки боевиков сообщить итальянцам свою версию событий. Собственно говоря, даже сам факт контактов итальянской стороны с боевиками напрямую, через голову представителей Украины должен был бы повлечь за собой немедленное прекращение сотрудничества и основательный дипломатический скандал.

К сожалению, МИД Украины, а также украинская прокуратура пошли по пути уступок итальянцам. И ожидаемо получили версию событий, выгодную террористам и российским агрессорам. С учетом реальной обстановки в Италии иначе и быть не могло.

Налицо, таким образом, очевидный и грубый просчет, вызванный — увы, но это так — отсутствием в Украине качественного анализа ситуации в ЕС. Включая оценку эффективности российской пропаганды в Европе и коррупционных связей российских спецслужб, с одной стороны, и европейских, в частности итальянских политиков и чиновников, — с другой.

Виталия Маркива, угодившего в тюрьму, безусловно, очень и очень жаль. Но дело не только в нем. Его, вне всякого сомнения, нужно любым способом выдернуть из тюрьмы, не останавливаясь в буквальном смысле ни перед чем.

Это необходимо хотя бы потому, что Маркив — всего лишь пробный шар. Если он будет осужден, охота за украинскими военными станет в Европе обыденным делом. От этого уже только шаг до международного трибунала над Украиной за «военные преступления на Донбассе», легитимации российского вмешательства, признания Крыма российским и снятия с России санкций.

Ситуация крайне серьезная, ее последствия могут быть весьма и весьма далекоидущими. Хочется верить, что МИД и Генпрокуратура, откровенно прощелкавшие расследование дела Роккелли и допустившие его выход из-под украинского контроля, хотя бы сейчас смогут осознать серьезность ситуации и верно отреагировать, правильно оценив расстановку сил в Италии и ее реальную роль в войне, которую ведет против Украины Россия.

Хочется — но, увы, что-то не очень можется. Слишком много откровенных проколов и просчетов мы наблюдаем в последнее время. Тревога, поднимаемая постфактум, вместо игры на опережение становится, как это ни печально, фирменным украинским стилем.

Точно просчитанный удар

Прежде чем говорить о возможных ответных мероприятиях, стоит повнимательнее приглядеться к самой операции, финалом которой стал арест Маркива. Очевидно, что здесь не обошлось и без вмешательства российских спецслужб, подсунувших итальянским следователям удобную для себя информацию.

Среди прочих подробностей дела я бы отметил следующие:

— Арест Маркива случился практически сразу после получения Украиной долгожданного безвиза.

— Италия будет председательствовать в ОБСЕ в 2018 г.

— Возможное двойное гражданство Маркива либо как минимум обладание им итальянским гражданством в прошлом создает скользкую ситуацию, позволяющую итальянским чиновникам препятствовать работе украинского консульства.

Все три пункта работают на то, чтобы ответ Украины был робким и смазанным. Я не верю в такие совпадения. Очевидно, что Маркива вели уже давно как одного из подходящих кандидатов для создания желательного для России прецедента. Очевидно и то, что установление его причастности к гибели Роккетти — фикция. Поскольку, если даже допустить, что в тот день на месте гибели Роккетти вели стрельбу одновременно и сепаратистские, и украинские минометчики (а по данным Украины, это не так!), то установить, из какого именно миномета была выпущена мина и кто именно вел стрельбу из этого миномета, едва ли возможно. Не говоря уже о том, что Маркив — не минометчик.

Очевидно и то, что отбить такой просчитанный удар можно одним способом — резко ломая расчеты противника. Иными словами, ответ Украины должен быть максимально жестким. Более жестким, чем могут себе вообразить российские и итальянские архитекторы «дела Маркива», действующие в очевидном сговоре.

Врагам — закон

Не зная всех подробностей дела, сложно говорить и о всех возможных ответах. Но некоторые из них очевидны даже при беглом взгляде на ситуацию. Необходимо как минимум:

— Заявить самый резкий дипломатический протест Италии — на самом высоком уровне. Добиться допуска украинского консула к Маркиву, обеспечить ему адвоката и предложить начать процедуру отказа от итальянского гражданства, если оно у него есть.

— Оперативно подготовить, напечатать и распространить в Европе, а также вынести на обсуждение в ПАСЕ сборник материалов, описывающих пособничество Италии российским оккупантам и донбасским террористам. Добиться обсуждения этого вопроса в ПАСЕ и ОБСЕ. Провести максимально информационную кампанию в европейских СМИ.

— Ввести максимально жесткие, насколько это возможно в рамках безвизового режима, пограничные и таможенные процедуры для граждан Италии, въезжающих в Украину, и ставить им запрет на въезд при малейшем подозрении в нелояльности украинским властям и в сочувствии террористам из ЛДНР.

— Установить хотя бы некоторых из итальянских наемников, воюющих на Донбассе, объявить их в международный розыск и одновременно обратиться к Италии с требованием об их выдаче.

— По материалам дела Роккетти открыть ряд сопутствующих уголовных дел, а именно:

О законности проникновения Роккетти на территорию Украины — с целью установления лиц, причастных к его незаконному проникновению, если оно имело место.

О законности контактов итальянских следователей — с целью установления фактов их контактов с террористами через голову украинских властей, если такие контакты имели место.

— Затребовать через адвоката Маркива материалы его дела. Установить, имеются ли в деле свидетельства террористов. Если их в деле нет — потребовать немедленного освобождения Маркива исходя из того, что, по данным украинской стороны, озвученным депутатом Антоном Геращенко в эфире телеканала «112 Украина», в батальоне им. Кульчицкого не было на тот момент минометов, из которых можно было бы поразить итальянского фотокорреспондента .

Если в деле есть свидетельства сепаратистов — обвинить итальянскую прокуратуру в сотрудничестве с террористическими организациями и вынести это обвинение на самый высокий международный уровень.

Иными словами, Украина, несмотря на всю сложность ситуации, должна найти в себе решимость пойти на максимальное обострение и подвергнуть Италию показательной международной порке.

При этом нельзя совершать еще одной ошибки: сдавать назад в том случае, если итальянские правоохранители сами предпочтут отыграть задний ход и с извинениями выпустят Маркива.

Такой шаг будет означать только одно: Россия и Италия станут готовить новый арест подходящего украинского патриота, но будут делать это уже тщательнее. Так что даже в случае такого примирительного сценария Украине нужно осуществить весь комплекс мероприятий, перечисленных выше, а по возможности, ещё и что-нибудь сверх того, но в том же роде. Чтобы впредь итальянским друзьям Путина неповадно было играть в такие игры.

Мягкость и уступчивость тут совсем не в тему. Потому что на войне — как на войне: стреляй первым и стреляй метко, а то убьют. А мы на войне. И против нас только что открыли новый фронт — итальянский. Это необходимо понять и принять. Просто как данность.

Related posts