В Верховной Раде надо сначала изгнать бесов и провести массовый экзорцизм, а потом уже читать молитвы

В Верховной Раде надо сначала изгнать бесов и провести массовый экзорцизм, а потом уже читать молитвы

Подобные решения ничего, кроме улыбок и стеба, вызвать не могут, даже у людей искренне верующих.

На прошлой неделе в Верховной Раде зарегистрировали законопроект, который предлагает читать молитву Отче наш сразу после открытия пленарных заседаний. У нас, согласно Конституции, церковь отделена от государства, и в начале заседания парламента в условиях, где нет государственной религии, проводить христианскую молитву — есть противоречие с Конституцией в отделении церкви от государства, это во-первых.

А во-вторых, если говорить о молитве, то вряд ли она поможет нашим депутатам в принятии качественных законов, которые нужны обществу, и ведении нормальной парламентской работы, а также нахождении точек соприкосновения. Здесь надо сначала изгнать бесов, то есть провести массовый экзорцизм, позвать «шамана без границ», который будет изгонять дух коррупции из стен Верховной Рады, а потом уже читать молитвы о сохранении своей души в чистоте и порядке. А если серьезно, то, конечно, подобные решения ничего, кроме улыбок и стеба, вызвать не могут, даже у людей искренне верующих.

Если же говорить о том, какие законы действительно нужны обществу, то здесь нужно принять несколько важных решений. Первое — дерегуляция бизнеса. Второе — пенсионная реформа. Третье — медицинская реформа. Четвертое —это земля, также это вопросы, связанные с экономическим ростом, и угрозы, связанные с оборонной безопасностью.

На данный момент есть ряд решений и инициатив, которые вносятся правительством в парламент и которые вызывают критические замечания. В том числе это реформа медицинской сферы, где нет диалога, а есть только война амбиций между разными группировками: есть сторонники Супрун, а есть — Богомолец и Мусия. Между ними нет диалога, есть взаимные обвинения и выяснение отношений. В итоге реформа зависает, и, скорее всего, она не пройдет через парламент, потому что министерство в лице исполняющей обязанности и их сторонников не хотят идти на диалог ни с профильным комитетом ВР, ни с обществом. Они не объясняют свои позиции, они обвиняют: все, кто не с ними, те «титушки». Соответственно, критики реформы называют ее реформой «грибных дронов» — был такой пост у Супрун по поводу того, что грибные дроны будут доставлять медикаменты для воинов АТО и сами разлагаться.

Что касается земельной реформы, то, естественно, что она вызывает у многих опасения. Есть попытка через колено переломить идею приватизации земли. В то же время надо говорить о рынке прав, а не о рынке собственности земли, может быть, о разных формах и правах на пользование землей, при которых можно было бы торговать этими правами, а не только приватизировать и раздерибанить, дать украсть холдингам и офшорным компаниям.

Если говорить о боеспособности — вопрос стоит очень остро о деоккупации и реинтеграции ОРДЛО. К этому закону тоже очень много есть вопросов, которые возникают у гражданского общества: не будет ли использован этот закон в интересах правящего класса и правящей группы для закручивания гаек в отношении гражданского населения и политических свобод. Да, нам нужен закон, который даст возможность власти быть гибкой в противодействии агрессору, ввести режим десепаратизации региона, но, с другой стороны, это не должно привести к сворачиванию свобод и демократии в стране, потому что попытки ограничить свободу слова мы уже видим: принять ограничения в интернете — блокировка сайтов без суда; через налоговую давить на несогласных — спецотчетность общественных организаций; проведение скрытых форм мобилизации общественных активистов и т. д. Это все вызывает опасения.

Поэтому здесь: первое — публичность, второе — должна быть не манипуляция, а прозрачная экспертная дискуссия, а не с делением на черное и белое. В этих вопросах черного и белого нет, и тот, кто пытается сказать, что только так и не иначе, тот врет, потому что предлагает свой лоббистский проект — он ил грантоедский, или в интересах какой-то финансово-промышленной группы. Есть дискуссии и поиск точек соприкосновения — по-другому работать парламент не может. Парламент — это сфера для дискуссий и диалога, а у нас же его пытаются использовать как трибуну для собственного пиара и продавливания каких-то своих интересов.

Виталий Кулик — политолог, директор Центра исследований проблем гражданского общества

Related posts