Военные учения еще не начались, но ажиотаж вокруг них бьет все рекорды

Военные учения еще не начались, но ажиотаж вокруг них бьет все рекорды

Появляются все новые, один страшнее другого алармистские прогнозы насчет оккупации Беларуси российскими войсками под видом маневров, провокаций против соседних стран и др. При том, что подобные учения в 2013 году прошли тихо, спокойно, почти незаметно как для самой Беларуси, так и для соседей.

Не Вейшнория, а Вейшнарь! Байнет смеется в очереди за гражданством Вейшнории

Сразу отмечу, что я не разделяю этих прогнозов, не верю в разного рода «страшилки» и ужасающие сценарии. Но здесь как раз наиболее интересно то, почему вдруг они появились.

Причина этого очевидна. После Крыма геополитическая ситуация в регионе радикально изменилась. Россия продемонстрировала, что готова применять силу для достижения своих целей, и это сильно напугало страны Восточной Европы. Они рассматривают РФ как агрессора, и совместные учения с этим государством на территории Беларуси оценивают как угрозу.

Но есть и другие причины, которые накаляют атмосферу вокруг учений. Дело в том, что три года после Крыма белорусские власти настойчиво создавали новый международный образ Беларуси. Официальный Минск последовательно позиционировал себя как миротворцы, донора, провайдера безопасности, места по урегулированию кризиса вокруг Украины, подчеркивал нейтралитет, который демонстрировала Беларусь в конфликте России с Украиной и Западом. Лукашенко объявил о намерении перезапустить Хельсинкский процесс. Минск почти объявил себя или новой Женева, или новым Хельсинки. Белорусские власти вложили в эту дипломатическую конструкцию государства-миротворцы большой политический капитал. И он уже начал приносить определенные дивиденды.

Но эти военные учения значительно подорвали трехлетнюю работу белорусской дипломатии, сильно ударили по репутации страны, подпортили статус Беларуси как донора безопасности. И именно этот диссонанс поспособствовал такой международной и внутрибелорусской реакции.

И, кстати, насчет провокаций. Одна из них как раз и случилась. В самое ненужное для Беларуси время. Имею в виду исчезновение в Гомеле украинского гражданина Павла Гриба. Есть свидетельства, что его похитила российская ФСБ. Это вызвало большой резонанс в Украине. Белорусские власти отказываются от причастности к упомянутому скандалу. Но, если даже это и так, то все равно история с Павлом Грибом подтверждает подозрение, что Россия использует Беларусь в своих интересах, не обращая внимания на белорусский суверенитет. Именно об этом твердят зарубежные политики и эксперты в связи с военными учениями. В частности, этот скандал в некотором смысле подтверждает страхи и опасения украинского государства и общественности по поводу белорусско-российских учений.

Еще один фактор, который стал сильно влиять на общественные настроения, это феномен интернета как средства информации, эффект социальных сетей. Они все больше уменьшают роль официальных телеканалов, формируют мейнстрим массовых настроений. Обратите внимание, какой резонанс вызвала информация начальника генштаба белорусской армии генерал-майора Олега Белоконева о легенде учений. Условный противник, страна «Вейшнория», сразу стал мемом Байнета.

Кстати, сам брифинг Олега Белоконева показал, насколько власти не способны разговаривать с обществом. Начальник генштаба всячески пытался успокоить общественность, соседей, возмущался теми алармистскими прогнозами, которые звучат отовсюду. Но отказался отвечать на вопросы. Хотя, казалось бы, сама ситуация вокруг учений требует откровенного и искреннего разговора.

Кстати, Олег Белоконев отверг претензии общественности на контроль или наблюдение за этими учениями. Мол, это дело профессионалов. «Если вы меня пригласите в клинику, где проводят операции на сердце, я не смогу советовать этим людям. Я не смогу создать из таких же, как я, группу, которая будет контролировать проведение контроля», — сказал генерал.

Хотел бы заметить, что эта аналогия господина Белоконева некорректна. В демократических странах давно существует такое понятие, как общественный контроль за вооруженными силами, силовыми структурами. Так как эти организации людей с оружием, они имеют потенциальную возможность навязать обществу свою волю, использовать оружие в антиобщественных интересах. Поэтому именно за ними нужен общественный контроль, а не за врачами, учителями или шахтерами.

И, кстати, смех в социальных сетях по поводу сценария учений, потеха вокруг «Вейшнории» — это такой своеобразный, сильно искаженный, белорусский вариант общественного контроля за армией. Если невозможен реальный контроль, то появился вот такой виртуальный. Как говорится, кто живет в Беларуси, тот 1 апрель не смеется. Ведь он смеется круглый год.

Валерий Карбалевич, радио «Свобода«

Related posts